Быть дедушкой.
Письмо для моей дочери.

Перевод Вероники Загариной с сайта: http://www.livinglikeyou.com/
Дорогая Элейн.

Сейчас прекрасное весеннее утро и светит солнце. Сидя за своим столом, я смотрю в окно и вижу одного из моих соседей, идущего по тропинке с маленьким сыном на плечах. Эта сцена ненадолго отвлекает меня от размышлений о том, насколько я смогу принимать участие в жизни твоего ребенка, моего первого внука.

В течение последних нескольких месяцев я много думал о том, как моя болезнь, мой рассеянный склероз, повлияет на мою способность быть дедушкой. Быть дедом для новорожденного поначалу в основном формальность, но по прошествии времени это значительно меняется. И некоторые вещи станут просто невозможными из-за моего состояния. Я не смогу посадить малыша себе на плечи. Но я смогу держать его на коленях и обнимать так же, как другие дедушки, только сидя...

Кое-что, что делают все дедушки, будет для меня невозможно - это возить его в коляске или катать на лодке, но я все-таки смогу находиться рядом при любой возможности. Я буду рядом, чтобы быть дедушкой и покупать что-то, что вы, родители, не захотите купить. Я буду рядом, чтобы баловать внука против вашей воли.

Я лелею мысли о том, как буду играть с малышом, сидя на земле, откуда никто из нас не сможет упасть. Вероятно потом мне будет сложно подняться, но это того стоит. Вообще-то будет любопытно смотреть за тем, как мы оба будем пытаться вставать. Только со временем мои возможности двигаться будут сокращаться, а навыки малыша - расти, и очень скоро он или она сможет наматывать круги вокруг меня!

Конечно, генетика играет роль в возникновении рассеянного склероза. Я всей душой надеюсь и желаю, и молюсь, чтобы это никогда не проявилось в жизни моего внука. Но сейчас я так же знаю, что заранее волноваться бесполезно. Qué sera sera! ("Будь что будет!" исп.)

Я понимаю, что вы с Генри будете полностью заботиться о малыше и учить его, но я собираюсь внести и свой небольшой вклад. Чаще всего он будет делать что-то впервые на ваших глазах, но я намереваюсь быть рядом, чтобы отпраздновать каждое новое умение внука, даже если я не буду его очевидцем. Я знаю, иногда это кажется трудным, но дедушки и бабушки хотят и, я бы даже сказал, нуждаются в том, чтобы быть вовлеченными. Я не помню своих дедушек и бабушек, кроме бабушки по отцовской линии, которая умерла, когда я был совсем маленьким. Воспоминания очень важны.

И больше всего остального я просто хочу помочь. Рассеянный склероз внес свои коррективы в наши планы, но постарайся понять. Я буду любить внука от всего сердца – ни рассеянный склероз, ни инвалидное кресло, ни нарушения подвижности не смогут этого изменить. Болезнь многого меня лишила, но она не может повлиять на мою способность любить, и внук получит моей любви сполна.

Твой отец,
Деклан.
Made on
Tilda